Муж Натальи Штурм может нанять частного детектива

Бывший муж Натальи Штурм угрожает расправой ее адвокату.

Муж штурм может нанять детектива

Муж штурм может нанять детектива

52-летняя певица Наталья Штурм переживает тяжелый период: она продолжает делить сына с бывшим мужем Игорем Павловым. Мужчина хочет оформить единоличную опеку над 14-летним Арсением и потребовать с Натальи алименты в размере 107 тысяч рублей.

Как оказалось, 3 октября было закрыто дело об опеке, когда бывший муж Штурм отозвал свое заявление. В интервью StarHit адвокат певицы Тамара Пухова рассказала, что с тех пор ее преледуют угрозы со стороны Игоря: «Игорь Павлов позвонил мне ночью и начал угрожать. Заявил, что оторвет мне голову, что я не могу лишать его сына и так далее. Я являюсь опытным адвокатом и давно не обращаю внимания на подобные угрозы. Однако поведение Павлова переходит все границы: он был явно пьян, да к тому же оскорблял меня всеми возможными словами. Честно признаться, не знаю, чего ждать, ведь у этого человека имеется оружие, да и случаи рукоприкладства по отношению как к ребенку, так и к собственному персоналу были».

бывший муж Натальи Штурм может нанять детектива

бывший муж Натальи Штурм может нанять детектива

Юрист заявила, что Игорь был недоволен судебным решением и даже отказался отдать вещи сына: «После заседания Павлов был явно недоволен вынесенным решением. Он начал толкать ребенка, хватать его за руки. Арсений не выдержал и позвонил матери. Наталья забирала его в спешке, и поэтому сейчас у ребенка на руках нет ни зимней одежды, ни телефона, ни заграничного паспорта. Я пыталась достучаться до Павлова, попросить, чтобы он вернул сыну вещи и телефон, который нужен ему по учебе. На что получила ответ: „Ничего, купите все новое“. Мне кажется, этот человек не остановится. Он может нанять частного детектива, чтобы попытаться скомпрометировать Наталью. Ей сейчас нужно быть осторожной. Теперь я лично убедилась, что этот человек пьет, причем регулярно».

Сама же звезда отказывается делиться подробностями происходящего в ее жизни: «Я не знаю, могу ли хоть что-то говорить, так как подписывала документы о неразглашении. Самое главное, что Арсений сейчас со мной, что мы вместе. Дети для меня — самое главное в жизни, и сейчас я думаю о благополучии несовершеннолетнего сына».