Полицейский, бездействовавший при перестрелке на Рочдельской, обвинил адвоката Буданцева

«Ситуация не предвещала конфликта, и тут прозвучали два выстрела»

В день второй годовщины перестрелки возле кафе Elements в Москве в Пресненском суде показания давал один из фигурантов дела — экс-оперуполномоченный ОМВД «Хамовники» Денис Ромашкин, который обвиняется в бездействии. В четверг Пресненский суд столицы выслушал его версию событий. Подсудимый заявил, что главным виновником инцидента считает адвоката Эдуарда Буданцева, который первым открыл огонь. «Ситуация не предвещала серьезного конфликта, и тут прозвучали выстрелы».

Напомним, трагедия произошла 14 декабря 2015 года, когда к хозяйке ресторана Elements на Рочдельской улице Жанне Ким заявилась модный дизайнер Фатима Мисикова с еще несколькими людьми, она потребовала в ультимативной форме вернуть ей долг в 9 млн рублей за ремонт заведения или отдать бизнес. Тогда Ким вызвала полицию, также попросила приехать своего адвоката, бывшего командира столичного СОБРа и сотрудника КГБ Эдуарда Буданцева. Переговоры длились несколько часов, но не принесли никаких результатов. Две группы людей вышли на улицу, где вскоре началась драка. Затем произошла перестрелка, которая привела к гибели двоих из команды «вора в законе» Шакро Молодого (Захария Калашова), еще восемь человек получили ранения. Пострадал и сам Буданцев, и его боевые товарищи.

Обвиняемый Ромашкин рассказал, что в тот день ему позвонил Эльдар Шакиров, бывший подчиненный по ОМВД «Пресненский» (до перехода в ОМВД «Хамовники» Ромашкин работал там), и сообщил, что его одного направляют на Рочдельскую улицу, где якобы находятся 20 вооруженных людей в масках.

— Спустя час Шакиров доложил мне обстановку, что «все нормально, нет вооруженных лиц, идут обсуждения между подрядчиками, помощь не требуется и никаких противоправных действий не происходит, — говорил Ромашкин.

Однако через полчаса Ромашкин после телефонного разговора со знакомым детективом Анатолием Фенечкиным, который уже был там, решил подъехать к ресторану Elements, несмотря на то, что у него был выходной и он направлялся домой.

Здесь необходимо отступление. За несколько дней до инцидента Жанна Ким обратилась к частному детективу Фенечкину, которого ей посоветовали знакомые. Она рассказала ему о финансовых разногласиях с Фатимой Мисиковой. Последний дал ей ценный совет: все происходящее записывать на диктофон. В дальнейшем оказалось, что Фенечкин бывший сотрудник УВД «Арбат», он хорошо знаком с Ромашкиным, вместе они посещают один тренажерный зал. Но дружеских отношений между ними нет. При этом в телефоне оперативника зафиксировано около 400 соединений с детективом на протяжении нескольких месяцев. «Фенечкин ко мне часто обращался, я его консультировал по разным вопросам», — объяснял Ромашкин. Поэтому после тревожного звонка детектива оперативник помчался в Elements.

— Я решил по дороге заехать в ресторан, хотя не знал, где он находится, потому что возникло чувство, что может совершиться преступление. Я там был около 21.00, — заявил подсудимый.

Он уверял, что до происшествия ему не были знакомы участники разборки. О существовании криминальных авторитетов Итальянца и Шакро он не знал.

— Фамилии Койчуков и Калашов не были мне известны, о них я узнал уже после событий. Про кличку Шакро Молодой я услышал впервые в 2015 году. Мисикову, Жанну Ким и ее мужа Дениса тоже не знал, — утверждал экс-оперативник. По его словам, многочисленные звонки от сотрудников полиции в то время не были связаны с Жанной Ким. «Я обсуждал с сослуживцами девушек и спортивное питание».

Бывший сотрудник полиции заявил, что трагедии можно было избежать, если бы адвокат Буданцев проявил выдержку и не стал стрелять из пистолета «Беретта-92», который получил в качестве наградного оружия от президента Южной Осетии.

— Люди вышли на улицу и стали разговаривать на повышенных тонах. Однако ситуация не предвещала конфликта, и тут прозвучали два выстрела. Я сразу понял, что стреляют из боевого оружия. Я ведь увлекаюсь охотой, поэтому быстро определяю вид оружия. В этот момент я не имел с собой пистолета и бронежилета. Конечно, я не мог предвидеть, что там будут убивать людей, — отметил обвиняемый.

Кстати, Генпрокуратура России вернула дело адвоката Эдуарда Буданцева следствию, не найдя в его действиях состава преступления по статье «Превышение допустимых пределов самообороны». Ранее защитника обвиняли в убийстве двух человек. Но впоследствии смягчили обвинение.

Подсудимый также отрицал предъявленное обвинение в бездействии. Он настаивал, что после выстрелов позвонил, куда только смог. «Весь округ на уши поставил».

— Я звонил и просил прислать дополнительные наряды, набрал замначальнику полиции округа и просил у него помощи. Благодаря моему оперативному извещению все силы были стянуты к ресторану, — говорил Ромашкин.