К исчезновению и гибели Синтии Балини может оказаться причастен украинский актер

Обстоятельства последних недель жизни 19-летней студентки Синтии Балини вызывают сплошные вопросы, считает семья погибшей. Она и ее мать незадолго до трагедии столкнулись с преследованиями в Интернете от лица некоего актера украинского сериала, прозвучало в дискуссии Латвийского радио 4 «Открытый вопрос». Ситуацию родные Синтии считают очень серьезной: они опасаются новых жертв.

С момента, когда девушка в последний раз вышла из родного дома, прошел почти месяц. Всё это время родственники добиваются от правоохранительных органов, чтобы те приняли к сведению имеющуюся у них информацию, непосредственно связанную с гибелью Синтии, а возможно, ключевую и для безопасности других людей.

Студентка Высшей школы бизнеса Turība пропала 23 ноября, на звонки перестав отвечать с самого утра. На следующий же день поисками Синтии занялись волонтеры общества Bezvēsts.lv – небольшой группой, вместе с отцом девушки. Обнаружил ее останки без видимых признаков насилия (но в неестественной позе) около 16 часов 26 ноября тоже отец – в 150 м от дороги, в лесном массиве.

Полиция, по словам родных, рассматривает версии суицида или смерти от переохлаждения в беспомощном состоянии и пока публично не комментирует уголовное дело в интересах следствия. Назначены экспертизы. Но мать и сестра Синтии настолько встревожены, что обратились не только к частному детективу, но и к журналистам. В этой истории много загадок и странных совпадений, в том числе и связанных с реакций правоохранительных органов на сигналы еще до гибели девушки, сообщает ЛР-4. Часть странностей объяснили в студии радио родные покойной.

За несколько месяцев до смерти Синтии у ее матери Марики Балини и ее самой завязался случайный контакт в соцсети Facebook с неким исполнителем роли в украинском сериале, который обе смотрели:

«Мы смотрели (нет, я сейчас не буду называть имя этого актера, незачем нагнетать!) и просто поставили «лайки». Нам понравился и сериал, и игра этого актера. И он сказал, что не будет со своего профиля писать – но со странички фан-клуба. Так что писать нам мог кто угодно, на самом деле. Потом начались невинная переписка – о том, как кино снимают, всё такое»,

– рассказала Марика.

Далее начались проблемы. Когда обе решили свернуть общение, собеседник начал им угрожать:

«В аккаунте на Facebook неизвестное лицо нам угрожало. Мне и Синтии. Что если мы не пойдем на контакт с ним, то нам будет плохо. И когда мы решили, что больше не будем переписываться, начались угрозы вплоть до «вас понесут в белых тапочках». Что он занимается черной магией, что проведет ритуал, и моей дочки завтра не будет на свете! Он требовал, чтобы я стояла на коленях перед монитором, чтобы плакат нарисовала, что он самый лучший. Невероятно! Разумеется, я этого не стала делать», – поясняет мать.

Дальше – хуже: этот же неизвестный собеседник, по словам Марики, каким-то образом подключился к телефону Синтии и стал выкладывать видеозаписи с эпизодами насилия из того же сериала. «Там он душит женщину, и звучит крик – помогите, помогите, вашу дочку убивают», — сообщила она.

Аккаунт на FB, с которого она могла бы скопировать угрожающие послания, оказался взломан:

«Ее документы, курсовые работы, фото пропали. Вместо них были положены другие файлы. Мы в начале ноября пошли в полицию, изложили все факты.

Инспектор полиции в Вецмилгрависе отказался принимать заявление об угрозах. Сказал, это дело – международное, и он такого рода заявление не будет принимать».

(Латвийское радио 4 пыталось получить комментарий Госполиции, но ответ был – идет следствие, поэтому никаких комментариев пока не будет.)

По словам матери Синтии, в домашний компьютер была кем-то внедрена посторонняя программа, позволявшая удаленно следить за происходящим в жилище и отслеживать звонки. Наличие вредоносного ПО подтвердил вызванный Марикой мастер. Преследовавший семью человек не требовал денег, подчеркивает она – его директивы носили скорее «сектантский» характер: преклонять колени перед монитором, рисовать плакаты в его честь, «поклоняться».

«И еще чтобы мы смотрели фильмы на канале «1+1», а то моей дочки не будет в живых. Думаю, это была какая-то секта», – допускает мать.

Монта Балиня, сестра Синтии, добавила: «Нормальный человек так не ведет себя. Если уж «на колени», и смерть такая странная… Я сама вместе с мамой не живу, но мне показалось очень странным это всё!

Думаю, это действовала группа, а не одно лицо».

Разумеется, семья приняла меры, чтобы оградить себя от таких поползновений. Марика, по ее словам, удалила свой аккаунт в соцсети Facebook. Дочери был куплен новый телефон, куда сцены насилия произвольно уже не загружались.

«Знаете, еще было странно: сказали, что знают мой адрес, где я проживаю, и что 26 декабря приедут в гости. Мол, ждите».

Синтия боялась ездить в вуз на лекции, пару раз мать сопровождала ее. Потом всё было какое-то время тихо. Но на новом телефоне началась переадресация входящих звонков, и Синтия их не получала.

Вечером 22 ноября, пока дочь готовилась к контрольной по английскому, мать вышла специально купить ей простой кнопочный телефон даже без выхода в Интернет – во избежание прослушки. Утром на экране у Синтии показывались звонки из Японии и Америки, но зафиксировать было невозможно – следы пропадали. Звонки прекратились, видео тоже перестало присылаться.

«Сменили и аппарат, и номер. С этим телефоном Синтия и вышла из дома 23 ноября – в последний раз. Без пяти восемь утра позвонила и задала мне странный вопрос: дома всё в порядке? Я еще удивилась – говорю, да. Она сказала, едет домой.

И ее нет. Лекции – до трех. В пять нет, в семь… Но когда в 21 час ее не было, я уже позвонила в полицию – там посоветовали обзвонить больницы. Потом мне посоветовали пойти на Аллажу, 2. Там заявление о пропаже приняли. Там я тоже упомянула, что были угрозы».

Об этих странностях мать и Синтия рассказывали в полицейском участке Вецмилгрависа, но заявление у них не приняли. Детектив Ольга Зелик, сама в прошлом сотрудник Уголовной полиции, рассказала в студии ЛР-4, что заявление у потерпевших принять были обязаны. Существует определенная статья Уголовного закона – об угрозе жизни и здоровью лица. По словам детектива, ей часто доводится слышать жалобы подобного рода от своих клиентов:

«Им там говорят – ничего же не произошло пока! Со своей стороны я в таких случаях предлагаю клиентам попытаться через номер 112 соединиться с рижской полицией, чтобы там им прокомментировали, куда правильно обратиться.

К сожалению, в последнее время и это не срабатывает. В данном случае пришлось позвонить на 112 уже лично мне. И мне ответили более корректно и вразумительно».

По оценке Зелик, со стороны бывших коллег неправильно не принимать к сведению информацию, имеющуюся у Марики.

«Жертва одна уже есть, нужно предотвратить появление новых. Ну как так: мать, сестра обращается к инспектору, просит ее дополнительно допросить – а ей, глядя в глаза, говорят: это не имеет значения. Коллеги, ситуация выходит из-по контроля. Мы уже стучимся во все двери».