Прослушка: секреты и козни спецслужб

«КП» в Украине» выясняла, как снимают информацию с телефонов и какие могут быть злоупотребления.

Пока шумиха вокруг Михаила Саакашвили продолжается, вспомним о том, под каким предлогом его решили задержать. Это телефонные переговоры, якобы перехваченные СБУ. Юрий Луценко гордо обнародовал эти улики, а Михо в ответ обвинил генерального прокурора в фальсификации. Подслушанные беседы много раз становились предметом уголовных дел и причиной громких политических скандалов.

«КП» в Украине» решила выяснить, как организована прослушка телефонов и возможны ли тут инсинуации.
В санкцию могут внести любого

Прослушивание телефонных разговоров входит в комплекс негласных следственных действий (НСД). Правом на их проведение наделены полиция и Служба безопасности Украины. Если все происходит по закону, то процедура следующая.

Номер абонента, который интересует следствие, вносится в ходатайство следователя к прокурору и они вместе идут за санкцией в суд. Санкцию на прослушивание может дать только председатель апелляционного суда, он же выступает как следственный судья.

— Чтобы получить разрешение на прослушивание телефона, его хозяину не нужен процессуальный статус, – отмечает адвокат Иван Либерман. – Человека могут внести в ходатайство как потенциального подозреваемого или потенциального соучастника.

Таким образом любой из нас может оказаться «под колпаком», ни сном и ни духом о том не ведая.

Когда санкция получена, сведения передаются руководителю специального подразделения, а тот выносит распоряжение исполнить задачу технически. Тут важно знать, что прослушивающие комплексы есть у каждого оператора мобильной связи, на каждой АТС. Их установка обязательна и регламентируется ст. 39-й закона «О телекоммуникациях». Качество же современной аппаратуры таково, что из Киева можно свободно слушать беседы хоть в Намибии.

В чем промахнулся Луценко

Переговоры записываются на компьютер, после чего расшифровываются. В уголовное дело ложится не весь текст, а только отдельные фрагменты, которые имеют значение в качестве доказательной базы. До официального окончания следствия результаты прослушки строго засекречиваются. Поэтому то, что сделал Луценко с разговорами Саакашвили и его соратника, повергло правовиков в легкий шок.

— Судебная практика имеет свои правила, — говорит юрист Николай Сирый. – Одно из них запрещает допрашивать свидетеля в присутствии тех, кто будет говорить в суде после него. Иначе невозможно установить истину. Если заранее обнародовать результаты негласных следственных действий, то правдивость показаний свидетелей в суде по этому вопросу сведется к нулю.

Да и просто распечатки разговоров, согласно европейской практике, являются недопустимым доказательством для суда.

— Судья должен назначить фоноскопическую экспертизу. Для этого у человека отбирают образцы голоса – просят произнести определенный набор слов. А после в экспертном центре сравнивают эти образцы с записью телефонных разговоров, — рассказывает адвокат Иван Либерман. – Если обвиняемый противится экспертизе, судья обязывает его специальным постановлением. Когда человек и после этого отказывается, в отношении него открывают уголовное дело за умышленное неисполнение решения суда. А это — три года тюрьмы.
Создают легенды и промышляют шпионажем

А теперь о том, возможны ли фальсификации. На правах анонимности сотрудники МВД рассказали нам, что – да.

— Если других улик мало, создается так называема НДС-легенда. То есть, телефонный разговор подделывается. Он может происходить под искусственные помехи, которые помешают экспертам сделать правильные выводы. Да и эксперты – они ведь тоже наши люди, — рассказывает Игорь К.

По словам нашего собеседника, отличить легенду от реального разговора для специалиста несложно:

— В легенде звонивший обычно подробно рассказывает о себе и о предмете разговора. А при обычной телефонной беседе люди говорят обрывками фраз, так как понимают друг друга с полуслова.

Куда более распространенное злоупотребление – это когда в ходатайство к суду вносят «левые» телефоны. Например, три абонента интересуют следствие, а четыре номера принадлежат непричастным к делу людям. Так спецслужбы на вполне законных основаниях прослушивают политиков, бизнесменов или промышляют бизнес-шпионажем, сливая коммерсантам информацию о конкурентах. Поэтому все важные переговоры рекомендуется проводить тет-а-тет при выключенных телефонах.

Незаконной прослушкой могут заниматься и частные детективные агентства, и просто любители. На интернет-рынке представлены целые комплексы, которые позволяют прослушивать абонентов в радиусе до километра. Правда, удовольствие это не из дешевых – стоимость оборудования составляет от нескольких десятков тысяч долларов до нескольких сотен тысяч.
Правда и мифы

+ Спецслужбы прослушивают весь эфир

Неправда. Это было бы слишком затратное мероприятие. Прослушиваются только конкретные телефоны.

+ Аппаратура срабатывает на ключевые слова

Правда. Такая программа существует — записываются не все переговоры, а только отрывки бесед, где есть искомые слова. Но речь опять же идет не о всем эфире, а только о конкретных телефонах.

+ Смартфоны могут шпионить за хозяевами

Правда. И не только смартфоны, но и последние модели дорогих телефонов. В них может быть вложение, которое автоматически прослушивает разговоры. В редких случаях такая программа может сработать даже в неактивированном телефоне.

+ Чем проще телефон, тем проще слушать

Неправда. В дешевых моделях телефонов шпионские вложения не предусмотрены.

+ Стационарный аппарат прослушать проще, чем мобильный

Неправда. Для прослушивания стационарного телефона необходима договоренность с «Укртелекомом». Мобильный можно прослушать при помощи радиоперехвата.

+ Прослушку можно опознать по помехам

Неправда. Узнать, что ваш телефон слушают, практически невозможно. Никаких помех чужое ухо не создает. Напротив, вы очень отчетливо слышите собеседника.